MD Бизнес-план Маркетинг Управление Инвестиции Промоушен HR IT
MD-Промоушен
MD-Промоушен
>
Вирусный маркетинг Брендинг Public Relations Реклама Директ-маркетинг BTL-акции Интернет-маркетинг Мультимедиа-презентации Услуги по продвижению О проекте
 
Вирусный маркетинг :: Партизанский маркетинг :: Партизанское продвижение

Партизанское продвижение


Есть ли партизанский (скрытый) маркетинг сегодня в России? Можно ли считать партизанский маркетинг самостоятельной отраслью маркетинга и использовать его вместо затрат на дорогостоящую рекламу? Как конкретно проводятся акции партизанского маркетинга?


11 октября 2005г. в Москве состоится круглый стол "Партизанский маркетинг против крупнобюджетной рекламы", организованный компанией PRonline. Партизанским маркетингом принято называть нетрадиционные методы продвижения, которые порой позволяют получить максимальный результат при минимальных затратах. Но можно ли считать партизанский маркетинг самостоятельной отраслью маркетинга и использовать его вместо затрат на дорогостоящую рекламу? Сегодня, в условиях конкурентных рынков, этот вопрос беспокоит не только мелкий и средний бизнес, которому традиционные методы продвижения иногда просто не по карману, но и крупные компании, озабоченные снижением эффективности обычной рекламы. В преддверии круглого стола на этот вопрос попытался ответить спецкорреспондент "Денег" АЛЕКСЕЙ ХОДОРЫЧ.

Сам термин guerrilla marketing (партизанский маркетинг в западной терминологии) ввел в оборот американский маркетолог Джей Левинсон -- тот самый, который в 1951-ом придумал "Ковбоя Marlboro", один из самых успешных и долгоиграющих брендов в мире. В 1983 Левинсон обобщил свой маркетинговый опыт опыт в книжке "Готовься, целься, огонь!", в ней впервые guerrilla marketing и был упомянут.

Guerrilla в переводе с испанского означает "партизанская война", в впервые это слово (производное от guerr -- война) вошло в обиход во время Пиренейской войны 1808-1814 гг., когда нерегулярная армия генерала Веллингтона одержала победу над Наполеоном. Наполеону вообще не везло на партизан, в России он тоже пострадал именно от них, но термин guerrilla в маркетинге означает ровно тоже самое, что и в военных действиях, а именно: использование против мощного противника точечных ударов и диверсий -- относительно недорогих в производстве, но всегда очень эффективных. И речь необязательно идет о каких-то супер оригинальных акциях, вопрос в точности попадания.

Например, можно тратить деньги на рекламу своего ресторана традиционными методами. А можно, открывая каждую новую точку в новом районе, кормить бесплатными обедами парикмахеров района, в расчете на то, что они, будут потчевать клиентов рассказами о новом чудесном заведении.

Либо разослать потенциальным клиентам лотерейные билеты с письмом, что они могут стать миллионерами либо выиграв в лотерею, либо "продавая нашу продукцию".

Обе схемы вполне реальные и в свое время были с успехом использованы небольшими компаниями.

Но, несмотря на то, что guerrilla marketing с самого начала позиционировался Левинсоном именно как инструмент для малого и среднего бизнеса, вынужденного партизанить из-за недостатка средств, сегодня, в условиях высокой конкуренции, эти методы используют и крупные компании -- такие как, например, IBM, Microsoft, Volvo, Mercedes, Adobe, American Express, Procter&Gamble, Nissan.

Хрестоматийный пример партизанщины у Apple, которая в тяжелое для себя время поставила по одному компьютеру в каждую калифорнийскую школу, убив тем самым двух зайцев: дети рассказали о новом компьютере родителям, и выросло целое поколение, знакомое с "Макинтошами".

При этой смене позиционирования -- не только для небольших, но для всех -- тут же были придуманы те же самые армейские аналогии: даже в регулярных армиях используются диверсионные подразделения, которые помогают снизить количество гибнущих при наступлении, которое, как известно, соотносится с обороняющимися как 3 к 1. Одна удачная диверсия в тылу -- и соотношение может стать совсем иным.

Сами апологеты партизанского маркетинга любят сравнивать партизанские акции с действиями снайпера, который работает редко, но чрезвычайно эффективно. И на то, в общем, есть причины. Исследования воздействия рекламы на человека, на которые принято ссылаться, говорят, что для того, что бы человек мог принять осознанное решение о покупке товара, он должен получить как минимум 9 рекламных сообщений о продукте. При этом, до человека в принципе доходит каждое третье рекламное сообщение, значит компании нужно инициировать целых 27 рекламных сообщений, для того, что бы - возможно - получить еще одного потребителя.

Партизаны же говорят: иногда достаточно и одного попадания, главное, что бы оно было точным.

Залогом такой точности в партизанском маркетинге являются не столько неординарные оригинальные маркетинговые и рекламные решения, сколько активное использование познаний в области человеческой психологии - не случайно составной частью guerrilla marketing с самого начала было нейро-лингвистическое программирование, НЛП, с отцами-основателями которых Левинсон просто хорошо дружен. Именно на знании человеческой психологии, как утверждает Левинсон, основан отказ от "метода страдания", характерного для традиционного маркетинга - "мы сделаем вас счастливее, чем сейчас" вместо "вам плохо? мы вас осчастливим". И отсюда же вытекает локальность и точечность, характерные для партизанских акций -- эффективнее управлять вниманием вполне определенных (социально-демографически, географически) групп потребителей, нежели всех вообще.

Инструментом в партизанском маркетинге немало, но надо сказать, большинство подобных методик активно используются не первую сотню лет -- тот же Шустов нанимал студентов, что бы они ходили по ресторанам Москвы и спрашивали его коньяк .

Так же несложно заметить, что многие элементы партизанского маркетинга содержаться в таких известных ныне направлениях, как: life placement (основанной на создании в жизни потребителей скрытых театральных спектаклей, способствующих продажам товар), вирусный маркетинг (основанный на продуцировании информации, которую распространяют сами ее потребители), шоковый маркетинг (использует шок и эпатаж как главный элемент привлечения внимания к товару), можно вспомнить так же так называемый "фанки-бизнес", основной чертой которого является оригинальность на грани фола. ПМ часто построен на продуцировании информационных поводов, априори интересных не только СМИ, но и обычным гражданам -- а это уже элемент PR.

Что же позволяет выделять ПМ в целое направление в маркетинге, при том, что составные его части давно применяются в маркетинге традиционном? Может быть, это просто такая новая мода, которая позволяет обогащаться прежде всего компаниям, типа Guerrilla Marketing International, основанной все тем же Левинсоном?

Отчасти, это предположение недалеко от истины. ПМ, как методология, активизировался с 2001-го, когда к Левинсону примкнул Пол Хенли, в прошлом директор по маркетингу корпорации Microsoft, а ныне -- глава европейского подразделения компании Guerrilla Marketing International. На этой компании свет клином не сошелся, консультантов в области ПМ сейчас -- сотни, однако именно Пол Хенли - всеми признанный второй номер по ПМ в мире, и номер один -- как его пропагандист.

Собственно, именно после визитов в Россию Пола Хэнли весной этого года, тема guerrilla marketing и стала активно в российских СМИ муссироваться. Несколько же семинаров Пола, по словам организаторов пользовались очень высоким успехом, а авторский курс Пола Хэнли, который сегодня в России распространяет компания LBS International Conferences (она же организовала семинары Хенли) пользуются повышенным интересом.

Сама по себе эта презентация оставляет двойственное ощущение. С одной стороны, заклинания о том, что "необходимо иметь много энергии, что бы оставаться наверху вдыхать жизнь и энергичность в маркетинговую компанию" и "настоящий партизан должен быть терпеливым" подкрепляются "19-ю отличительными особенностями", "16-ю секретами" и "100 инструментами" партизанского маркетинга -- все это очень напоминает Карнеги, который прославился тем, что написал книжку о том, о чем и так все знают.

С другой стороны и лекции, и книги Левинсона и Хэнли полезны уже тем (последние две книги они писали совместно), что достаточно системно описывают и систематизируют необходимые признаки того, что работает на практике. И в России такая практика давно существует.

Надо сказать, что сам по себе сбор мнений маркетологов и компаний относительно практики партизанского маркетинга представлял собой крайне любопытное мероприятие. В 90% из 100% собеседник просил пояснить, что это вообще такое.

Однако после пояснения тут же оживлялся. И это не удивительно. Поскольку в России рекламная отрасль зародилась совсем недавно, то в самом начале почти все компании проводились с оттенком партизанщины, проводятся типично партизанские акции и по всей день.

Андрей Бобров, управляющий партнер консалтинговой группы MD: Заказчик попросил увеличить продажи мужских костюмов не менее чем в 2 раза за 2 месяца. Мы заказали и распределили по магазинам тысячу разных монет, покрытых золотом, серебром и платиной похожих на монеты какого-то государства. Кассир, упаковывая товар, незаметно вкладывал одну монету в карман пиджака. Мы рассчитывали, что покупатель дома обнаружит в пиджаке непонятную, но дорогую по виду монету, покажет ее своим родственникам, друзьям, коллегам по работе и при этом упомянет магазин. Показатели продаж в первый месяц практически не изменились, зато во второй месяц увеличились в 3,5 раза. Другому заказчику мы предложили сделать "гарантию на водку" -- к водке прилагался лист с описанием условий гарантии и специальный пластиковый контейнер. В описании гарантийных условий указывалось, что если бутылка разбивается до момента употребления водки, нужно собрать 1/3 водки в прилагаемый пластиковый контейнер и отослать его по указанному адресу -- в ответ покупатель получал целую бутылку водки. Узнаваемость брэнда среди целевых потребителей увеличилась более чем в 5 раз за месяц -- во многом потому, что статьи о появлении в магазинах города водки с гарантией появились почти во всех СМИ города. А для другой, фармдистрибуторской компании мы распространили слух, что новый коммерческий директор фирмы не знает рынок, ему сказали, что принято давать "откаты" за вход -- он и дает, но величину этих "откатов" сильно завысил. В итоге, все аптекари были у него, а через три месяца постоянными клиентами стало 60% аптек -- было 25%.

Мина Хачатрян, директор по маркетинговым коммуникациям компании Sitronics (участник круглого стола 11 октября): На самых оживленных станциях метро в крупных городах появились люди, тащившие технику Sitronics. Промоутеры ни с кем не вступали в беседу, ничего не объясняли, зато объяснений требовали псевдопотребители, которые звонили в магазины, где компания хотела продавать свою технику, и спрашивали, есть ли в продаже Sitronics. До начала акции знание марки потребителями составляло 26,5%, после -- 44%.

Леонид Барышев, гендирктор компании "Эссент продакшн АГ" (Елабуга): Со своим майонезом за 7 лет мы вышли на рынки 60 регионов России и СНГ -- во многом благодаря партизанским методикам. Например, новый майонез мы всегда выводим на рынки в праздники, спрос на майонез максимально высокий, сметают все без промоакций и рекламы и -- становятся нашими потребителями.

Андрей Мирошниченко, главный редактор "Финансового обозрения": К финансовому форуму, который проходил недавно в Сочи, мы просто издали игральные карты, с изображениями воротил финансового мира. Эти карты пользовались потрясающим успехом, к нам до сих пор присылают курьеров от людей, на них изображенных.

Юлия Новикова, управляющий партнер компании UNIKCOM Creative & TTL Agency: У нас был клиент - компания, торгующая строительными материалами у которой на рынке был конкурент, имевший точно такую же аббревиатуру. Близилась профильная выставка, нам было дано задание: придумать способ, что бы все потенциальные клиенты пришли именно к заказчику, а не к конкуренту. Во-время выставки по ней ходили актеры в дорогих костюмах, изображали иностранцев, которые отбились от группы. Они показывали посетителям буклет выставки и на ломанном русском спрашивали, как пройти к стенду такой-то компании. Когда им указывали на аббревиатуру конкурента, они говорили: "Нет-нет, это не та компания, мы у них уже по ошибке были, но мы ищем именно эту"

Специалист по распространению, бухгалтерского журнала, пожелавший сохранить инкогнито: Рынок бухгалтерских изданий очень конкурентен, что объясняется во-первых, ограниченностью аудитории, во-вторых, большого количества предложений товар и услуг для бухгалтерии. Обычные методы рекламы там вообще не действуют. Но мы рассылали по базам подписчиков других изданий письмо, в котором говорилось, что вы -- подписчик такого-то издания, поэтому вам скидка -- если подпишитесь на наше. Или предложение , которое якобы доставляется не по адресу, с "очень выходными условиями подписки". А люди клюют на "халяву", им не предназначавшуюся.

Ну и как тут не вспомнить знаменитую акцию Альфа-банка, который поставил около каждого отделения Сбербанка такси с рекламным щитом: "*Если вам нужен кредит быстро и без очереди, садитесь -- довезем бесплатно".

Но еще более в России богаты традиции нерыночного (в прямом понимании этого слова), влияния не на конечных потребителей, а на деловых партнеров, или просто корпоративных клиентов. Хорошо известно, что до сих пор многие вопросы у нас решаются с помощью полезных во всех отношениях знакомств (я от Иван Иваныча) и это наследие, по сути, сегодня с успехом пропагандируют апологеты ПМ: "Выигрывает тот, кто умней и проворней, а не тот, у кого денег больше."

Партизанам рекомендуется прилагать все усилия для налаживания более тесных, а иногда и неформальных связей с каждым клиентом, а если речь идет о клиентах корпоративных -- то с каждым лично. У нас это с успехом делают многие, причем в отраслях самых что ни на есть, технологичных.

Гамид Костоев, директор по маркетингу компании Avaya (участник круглого стола 11 октября): Для b2b-маркетинга многие методы, которые теперь принято назвать партизанскими, просто жизненно необходимы. Например, IT-рынок. Здесь часто продается не продукт, не товар, не корпоративная система, которая автоматизирует некую бизнес-функцию. Но положение вашего продукта во всей индустрии, и прежде всего -- в сердцах смежников, которые на этот продукт завязаны. Почему Билл Гейтс непобедим? Потому что он оброс армадой партнеров, которым выгодно, что он был непобедим. Можно выйти на рынок с супердешевым и максимально качественным продуктом, и потерпеть сокрушительное фиаско только потому, что смежники главного заказчика работают только на оборудовании такой-то компании -- вашего конкурента, и менять наотрез отказываются. Давать тут традиционную рекламу вообще бессмысленно, мы вкладываемся исключительно в бесплатное обучение партнеров -- а им все равно нужно непрерывно учится, что бы не терять квалификацию, в семинары по своим продуктам, а так же участвуем во всех профильных конференциях, как одни из докладчиков. Можно ведь пойти еще дальше, что бы привязать партнера навсегда -- делать новые версии ПО несовместимыми со старым оборудованием, но это рискованный шаг. Лучше учить и поощрять партнеров. Здесь основные бои происходят под водой, а решения принимается под ковром, исходят из совокупности факторов, в которых стоимость и качество вашего предложения -- далеко не самое важное.

Именно используя такие методики компания DataArt, созданная выходцами из России и оказывающей услуги в сфере создания программного обеспечения на заказ (так называемое "офшорное программирование", когда для выполнения заказа привлекаются ресурсы, территориально находящиеся в другой стране, в данном случае -- в России) завоевала место одного из лидеров этого рынка в США.

Виктория Виноградова, вице-президент компании DataArt: Бюджеты большие, люди серьезные, здесь никакая реклама не поможет, идеально, что бы вас рекомендовали, причем лично. Все, что мы сделали, когда начали свой бизнес в США -- вступили во все профильные и не очень ассоциации, выступали на всех профильных конференциях, и, более того, мы сами учредили свою Ассоциацию профессионалов оффшорного аутсорсинга. Кроме того, стали поддерживать профильные и не профильные акции, в том числе благотворительные проекты. В итоге, к нам стали прислушиваться, потом мы стали просто очень известны, а недавно наш президент Евгений Голанд был приглашен главой влиятельнейшей Интернациональной ассоциации профессионалов аутсорсинга возглавить подразделение малых и средних бизнесов, которое открылось 1 октября. В тоже время в Санкт-Петербурге, где находится наш российский офис у нас целая программа с Физфаком СпбГУ, т.е. наши специалисты работают там преподавателями -- с одной стороны, мы обучаем студентов тому, что нам нужно, с другой -- еще на этапе обучения присматриваем себе кадры, они -- в огромном дефиците, а хорошие кадры одно из наших конкурентных преимуществ. Как итог -- успех, и это -- без значительных затрат, и вообще без традиционных элементов продвижения.

Надо сказать, что сегодня на рынке приемы партизанского маркетинга активнее всего продвигают бывшие политехнологи, которые -- отнюдь не по учебникам -- освоили приемы партизанских войн за электорат. Более того, еще в 2003-ом году известный политтехнолог Олег Матвейчев издал книжку "Предвыборная кампания: практика против теории", в которой предлагает те же самые партизанские методы борьбы, потому что это эффективнее, чем лобовое столкновение.

Не удивительно, что многие современные рекламно-маркетинговые акции часто носят не просто партизанский, но политически партизанский оттенок.

Валерий Мелехов, директор рекламной компании "Мелехов и Филюрин": Акцию "Пивной переворот" для компании Тинькова мы проводили в год выборов мэра Новосибирска. "Тиньков приходит в город всерьез и надолго" -- такое было наше главное сообщение, и намек: он имеет свои интересы во власти. Потом весь город заполонили щиты "Пивной переворот", потом Тиньков дал пресс-конференцию, на которой нелицеприятно высказался о действующем мере, пошли радио ролики с голосами Ленина и Фиделя Кастро, в общем -- город был на ушах. И СМИ лишь раздували этот интерес. Но революции в итоге не было, все вылилось в пивные кружки.

В общем, удачных кейсов, с использованием элементов партизанского и скрытого маркетинга сегодня более, чем достаточно. Да и почти все опрошенные маркетологи считают, что противопоказаний против партизанского маркетинга нет.

Григорий Трусов, генеральный директор консалтинговой компании Kontakt-Expert (участник круглого стола): Чем больше рискуешь, тем больше можешь выиграть -- это каждый знает. И это в полной мере относится к шокирующей рекламе. Однако, в ситуации, когда пробиться к потребителю все труднее, риска в использовании методов именно классического партизанского маркетинга немного. Правда и отдача может быть не большой.

Елена Герасимовская, маркетинг-директор компании "Хеппилэнд": Стандартные методы это кубики, которые есть у всех. Но то, что есть у всех -- уже неинтересно. Потребитель не реагирует. Для этого и существуют партизанские методики.

Герман Климовский, руководитель департамента маркетинга компании "Флагман": При запуске нового продукта, особенно продукта нишевого, грамотная партизанщина -- это часто все, что вообще остается компании. Именно так мы вывели на рынок наш премиумный продукт "Флагман-Ночной десант". Началось все с того, что в меню 4-ех самых модных в Москве клубах появилась эта водка -- на эксклюзивных условиях, все прочие водки из меню были исключены. Затем мы проводили акции в этих клубах, выпускали диски с клубной музыкой "Ночной десант", запусти радиопрограмму "Ночной Desound и пошло поехало. Кто-то скажет -- обычный BTL, а я скажу -- партизанщина. Мы били по конкретной аудитории в расчете на то, что она будет уже сами продвигать нас дальше. И цель была достигнута.

Павел Дорошенко, управляющий партнер компании Polylog: Большинство производителей рекламируют себя "Купи, которому что мой товар самый лучший", в то время как партизанский подход более психологичен --"Если ты купишь этот товар, ты почувствуешь удовольствие.". Еще один принцип -- привлечь нового покупателя во много раз сложнее, чем продать что-то старому, значит ни в кое случае нельзя бросать на произвол судьбы старых клиентов. С этим тоже не поспоришь. Но именно эти два подхода зачастую нарушаются при промышленном маркетинге, основанном на традиционных принципах рекламного прессинга.

А вот здесь возникает основной парадокс: если всем все нравится, почему партизанщины в России по прежнему не много? Здесь, как всегда, мнения у специалистов по маркетингу, рекламе и PR в корне расходится с мнением потенциальных заказчиков такой услуги.

Елена Давидова*, руководитель BTL-подразделения РА "Европаблсити" (участник круглого стола): Мы разрабатывали для клиентов такие акции, самая известная -- для компании "Связной". Помните собак, в оранжевых комбинезонах "Я уже знаю", а потом объявления "Пропала собака"? Акций могло бы быть больше, но часто клиенты сами не могут определиться, что им нужно, а в итоге отказываются в пользу традиционных методик, либо вообще не приемлют нового, предпочитая действовать надежными, как они считают, способами, "как все".

Николай Полуэктов, коммерческий директор компании "Самогон" (участник круглого стола): Для продвижения нашего "Косогоров самогона" нам как раз нужна была партизанская акция. Мы обошли около 20 различных агентств, просили придумать что-то оригинальное. Но тщетно. Такое впечатление, что мы говорили с роботами, которые привыкли общаться на своем птичьем языке и разводить клиента на бюджет. Я не знаю, где в современном рекламно-маркетинговом консалтинге живут гении креатина, лично мне они не встречались. В итоге, стали сами придумывать дешевые, но эффектные акции. Например, пропагандировали свой продукт в LiveJournal, просто разместив конкурс на юмористический плакат на тему "Косогоров самогона" на комьюнити сайта Advertka.ru. Или, например, запустили целую серию провокационных роликов на флеш-ТВ Telesa.ru. Формально, закон запрещает рекламировать крепкое спиртное таким образом, но мы свели все к шутке -- ведущий одной из программ непрерывно пьет самогон и говорит забавные новости пьяным голосом, иронизируя на своей продажностью.

И вот тут возникает главный вопрос: а был ли мальчик? Многие маркетологи придерживаются мнения, что ничего принципиально нового Левинсон не открыл.

Михаил Чопоров, директор отдела стратегического планирования РА Instinct группы BBDO: Работа на конкретного потребителя, забота о постоянных клиентах, неожиданные оригинальные решения вместо дежурного рекламного предложения, точечные акции -- все это было и раньше. Другое дело, что такой подход не был массовым, и оригинальных идей пока все еще меньше чем традиционных. Со временем, поскольку конкуренция усиливается, расходы на рекламу растут, поле маркетинговой информации перенасыщено, выделяться только за счет стандартных методов, которые к тому же и дорогостоящие, будет все сложнее.

Дмитрий Фунтов, председатель совета директоров РА "Блик Коммуникейшенс": Новое -- это хорошо забытое старое, просто креатива всегда не хватает, это дефицит. Просто продавать товары становится сложнее, вот новая спасительная теория и стала модной. Однако в том, что нужно продавать с мощью мозгов, а не финансовых ресурсов, открытия нет.

Но, собственно, об этом и говорит основатель guerrilla marketing Джей Левинсон: "Всему виной огромный поток рекламы, компании стремятся найти что-то необычное, чтобы пробиться через это маркетинговое нагромождение."

И здесь любопытно порассуждать, в каком именно направлении будет развиваться сам партизанский маркетинг, коль уж скоро он будет развиваться.

Тимофей Бокарев, директор компании Promo Interaktiv холдинга Next Media (участник круглого стола): Если уж информационное пространство перенасыщено маркетинговой и рекламной информацией, то единственной возможностью донести до потребителя информацию -- сделать ее получение яркой, эмоционально насыщенной, привлекательной. Потребителю должно быть приятно участвовать в получении этой информации, и различные игры с потребителям этому способствуют лучше всего. Я, разумеется, говорю не только о мобильном или интернет-маркетинге, а про игру, как элемент, которые делает восприятие маркетинговой информации дружественной.

Надо сказать, что и сегодня игры, как элемент партизанского маркетинга используют довольно часто. Например, можно вспомнить и акцию "Клад Очаково", осуществленный компанией "Полилог": в 29 городах был закопан реальный клад, а в СМИ частями публиковалась карта, которую нужно было разгадать и найти клад -- таким образом, компания "Очаково" вошла в регионы, а так же отработала контакты с дистрибуторами, которые все это осуществляли.

Юрий Белоусов, директор креативного агенства E-generator.ru (участник круглого стола): Когда небольшая новосибирская фирма "Росси" выводила на крайне насыщенный рынок леденцов леденцы "Дропси", они их сразу позиционировали, как леденцы-игру. Суть игры -- дети, для того, что бы получить приз, должны были выполнять задания, написанные на вкладышах, причем принимать участие они могли, только собирая команду единомышленников. Весь бюджет составил всего $2 тыс. Больше леденцы никак не рекламировались, однако по итогам компании среди всех леденцов, называемых спонтанно, "Дропси" занял второе место, уступив лишь "Чупа-чупсу". Одна из задач партизанского маркетинга -- сделать потребителей добровольными распространителями рекламного сообщения, здесь это было достигнуто с помощью игры.

А многие компании уже сегодня используют игру как элемент привлечения новых клиентов на постоянной основе.

Владислав Кочетков, PR-директор финансовой компании "Финам": Мы создали в интернете игру Rashka.ru, где можно запросто торговать акциями выдуманных эмитентов -- это интересно, плюс человек получает навыки работы на рынке ценных бумаг. Иногда, когда в игре появляется монополист, мы меняем эти акции, на акции настоящих компаний, например "Газпрома", просто что бы поддержать интерес. Более того, проводим чемпионаты между регионами по этой игре. Итог: за год мы получили 1000* постоянных клиентов только используя этот нехитрый инструмент.

Кстати, новые автоматические собеседники -- инфы, созданием которых занимается, например, компания "Ноносемантика" как раз их этой сферы, так использование автоответчика, понимающего и использующего естественный язык очень облегчает навигацию и получение информации по тому или иному вопросу.

Так можно можно ли считать партизанский маркетинг самостоятельной отраслью маркетинга и использовать его вместо затрат на дорогостоящую рекламу? Однозначного ответа нет, однако партизанский маркетинг как метод получения максимума за минимум путем постановки правильной задачи конечно же будет использоваться все чаще. Особенно, если рекламные агенства наконец начнут работать не за откаты, а на результат. И чем быстрее вы приступите к внедрению партизанских методик в свою маркетиновую политику тем лучше: диверсия всегда эффективна.

Что касается учения Левинсона и Хенли, то эти книги, конечно, довольно полезны -- последняя из них "Партизанский маркетинг: добро пожаловать в маркетинговую революцию!" как раз только что появилась в продаже.


Источник: www.kommersant.ru

Версия для печати
Вернуться к разделу "Партизанский маркетинг, нишевой маркетинг"
Обсудить статью на форуме.



Поиск


Основные приемы партизанского маркетинга
В далеком детстве всем нам внедрили в мозги двух заокеанских дядюшек: Сэма и Тома. Первый дядюшка - Сэм - стоял на тонких ножках, покачивал огромной звезднополосатой шляпой-цилиндром, тыкал нам в...
подробнее..
Партизанский маркетинг
Главная задача всех маленьких компаний - расти. При этом все заработанные деньги обычно вкладываются в оборот, значит, на продвижение остается очень мало средств. В таком случае на помощь приходит...
подробнее..
Партизанское продвижение
Есть ли партизанский (скрытый) маркетинг сегодня в России? Можно ли считать партизанский маркетинг самостоятельной отраслью маркетинга и использовать его вместо затрат на дорогостоящую рекламу? Как...
подробнее..
Практика партизанского маркетинга
Эффективность традиционной рекламы в России снижается, потому что ее стало слишком много, говорят участники рынка. Информационная конкуренция вынуждает компании искать иные способы воздействия на...
подробнее..
100 орудий партизанского маркетинга
Половина из них бесплатны, остальные стоят недорого!
подробнее..
Что такое «партизанский маркетинг»?
Первая книга по партизанскому маркетингу была опубликована издательством Houghton Mifflin в 1984 году. На сегодняшний день насчитывается уже 35 книг на 41 языках, и более, чем 14 миллионов копий...
подробнее..
 
Rambler's Top100 Powered by Flede Valid HTML 4.0 Transitional
Реклама: